• Paul1306

Нефть: всё или еще рано пока ставить на ней крест?

В интернетах сразу гуляет 2 взаимоисключающие позиции, а именно: 1ая – что нефть скоро кончится и мы будем ездить на лошадях, и 2ая – в ближайшем «светлом» будущем все пересядем на электрокары и нефть будет больше не нужна, как и различные виды моторного топлива, получаемые из нее. Скажу сразу, что обе точки зрения имеют право на жизнь, но как всегда истина где-то посередине. Давайте вначале разберемся что такое нефть и где ее используют. Это нам даст понимание перспектив нефти – рост или падение ее цены в связи с ростом потребления при сокращении добычи или, наоборот, уход ее с арены, как главного энергетического ресурса.

Нефть (из тур. neft, от перс. نفت‎, naft) — природная маслянистая горючая жидкость со специфическим запахом, состоящая в основном из сложной смеси углеводородов различной молекулярной массы и некоторых других химических соединений. Подавляющая часть месторождений нефти приурочена к осадочным породам. Цвет нефти обычно чисто-чёрный.

Нефть обнаруживается вместе с газообразными углеводородами на глубинах от десятков метров до 5-6 км. Однако на глубинах свыше 4,5-5 км преобладают газовые и газоконденсатные залежи с незначительным количеством лёгких фракций. Максимальное число залежей нефти располагается на глубине 1-3 км. На малых глубинах и при естественных выходах на земную поверхность нефть преобразуется в густую мальту, полутвёрдый асфальт и другие образования – например, битуминозные пески и битумы.

Вообще сортов нефти существует очень много, но самые популярные и торгуемые сорта сырой нефти – это Brent, Urals, WTI, Arab Light, в общей сложности которых более сотни и названиями им служат, как правило, названия месторождений где их добывают. Сырая нефть делится на 3 группы. «Тяжелой» считается, если она имеет длинные углеводородные цепи. «Легкой» – если она имеет короткие углеводородные цепи. Удельный вес API 34 или выше – «легкий», между 31-33 – «средний», и 30 или ниже – "тяжелый". Сами же сорта нефти используются для разных целей. Из более легких сортов нефти больше выходит бензина и керосина, из более тяжелых сортов получают дизель, мазут или гудрон, например.

А теперь пробежимся по тем отраслям экономики, которые эту нефть потребляют:



Из приведенной таблицы видно, что основным потребителем нефти является транспорт. На его долю приходится более половины потребления нефти. Графа «Прочее» тоже имеет отношение к нефти как топливу, которым заправляют сельхоз и коммунальную технику. Не забудем еще про логистику в торговле. Таким образом, использование нефти как моторного топлива составляет более 60% от общего объема добычи. Другие крупные потребители (в порядке уменьшения доли): нефтехимия – 13,6%, промышленность – 13% и электроэнергетика – 5% от общего объема добываемой нефти.

В случае успеха новой мировой тенденции – политика декарбонизации –, можно предположить, что через 20-30 лет при наличии соответствующих технологий большинство автомобильного транспорта получится перевести на электрическую тягу. Но вот с речными и морскими судами такое провернуть вряд ли получится. Также не получится сократить и потребление нефти отраслями нефтехимии, в любом случае сильно. Промышленность те же ЕС пытаются заставить перейти на другие источники энергии (конечно же при помощи небезызвестных пошлин), но не всегда это бывает экономически оправданно. Так что при идеальном развитии ситуации для «зеленых» потребление нефти никак не упадет ниже половины от текущих значений, т.е. какие цели бы не ставили политики в борьбе за окружающую среду, а избавиться от нефти полностью никак не получится (к счастью для нас).

Если из нее перестанут делать моторное топливо, что даже в случае с авиатранспортом представляется как сомнительное решение, то потребность в секторах нефтехимии, промышленности и электроэнергетики никуда не денется, а в связи с ростом мировой экономики даже и возрастет. На другой вид энергии не получится перевести такие виды транспорта как Авиа, Водный, да и сельхозтехника, пожалуй, останется на дизельном топливе. Также, тяжелые фракции нефти будут продолжать использовать для строительства дорог и устройства мягких кровель.

В любом случае, процесс замещения нефти, как главного сырья для моторного топлива, будет постепенным. И даже по самым оптимистичным сценариям растянется на 20-30 лет, а выпадающее потребление одних секторов будет частично замещаться ростом потребления других, в связи с экономическим ростом.

Теперь же вернемся к запасам



Так вот, из приведенной выше таблицы можем увидеть, что нефти всему миру хватит еще более чем на 50 лет. Но тут есть важная закавыка. В той же Венесуэле, например, запасов должно хватить более чем на 300 лет, но (просто огромное НО!) нефть там относится к категории трудноизвлекаемой, и вот все ли эти запасы доступны к добыче – этот вопрос остается открытым. Такая же ситуация с Канадой. Там тоже трудноизвлекаемые битумные пески в запасах и потому добыча нефти в Канаде – целое мероприятие, связанное с большим давлением на экологию. Также под большим вопросом запасы крупнейшего нефтедобытчика – Саудовской Аравии. Хотя при выходе на IPO компании Сауди Арамко международные аудиторы ей все-таки снизили запасы, так что и в этом случае можно предположить, что их тоже меньше. Таким образом, даже если на 50 лет запасов не хватает по причине большой сложности и затратности части их добычи, то все-таки можно быть уверенными, что еще лет на 20-30 лет их хватит, при примерно стабильном уровне добычи. А случае успеха политики декарбонизации можно предположить, что в будущем в связи с отказом транспортных средств с ДВС от топлива потребность в нефти должна будет сильно снизиться, а посему и запасов нефти, возможно, хватит на расчетные табличные 50 лет.

Ну а там придумают что-то новое для замены моторного топлива, если аккумуляторные батареи не получится сделать массовыми и дешевыми. Напомню, что электромобили в настоящий момент стоят дороже аналогичных бензиновых собратьев, и это при том, что в строительстве электромобилей используется на треть деталей меньше. Все дело в батареях и их высокой цене. Только стоимость никеля и кобальта, используемых для батарей, резко выросла в связи с увеличением спроса на эти металлы. То есть для того, чтобы перевести весь транспорт на электротягу, необходимо решить проблему сохранения энергии, желательно используя более доступные материалы, что снизит стоимость батарей и сделает электромобили по цене более конкурентными, чем бензиновые. Пока же без государственных субсидий покупка электрокара для населения выглядит экономически необоснованной, что, естественно, тормозит развитие такого вида транспорта. В настоящий момент доля электроавтомобилей составляет меньше 1 % от всех эксплуатируемых транспортных средств. Так что говорить о какой-то заметной доле электорокаров в мире пока не приходится.

Однако рынки прайсят в своих котировках будущее. Капитализация Теслы, выпускающей меньше 1 млн. автомобилей в год, практически соответствует капитализации всей автомобильной отрасли мира. В Тесле в настоящий момент заключен грандиозный пузырь, сравнимый с пузырем биткойна. Но пузырь сдуется, а вот электромобили уже начали выпускать многие другие фирмы. Так что движение за чистоту выхлопа уже не остановить, да и население все больше выступает за чистую энергию. Но ведь никто даже не задумывается, что для добычи этой чистой энергии нужно сжечь сильно больше того же угля, доля которого в электрогенерации составляет более половины, а в таких странах как Австралия, Индия и Китай доходит до 80%. Кроме того, никто не учитывает и такое понятие как потери при передаче электричества от электростанций до потребителей. А такие потери зачастую составляют далеко не малые десятки процентов от выработанной электроэнергии.

Таким образом, для развития электротранспорта необходимо решить несколько проблем. Первая и главная – создать дешевый энергоемкий аккумулятор, который сделает выпуск электромобилей более конкурентным, чем производство бензиновых машин. Вторая – сделать электрогенерацию более экологичной. При решении этих проблем важно помнить, что рост электропотребления может вызвать сильный рост нагрузки на передающие сети (электрические), что может спровоцировать масштабный выход энергооборудования из строя. Третья проблема – проблема электрозаправок, потому как заправка любого аккумулятора занимает немало времени (до нескольких часов). Да и сами аккумуляторы служат не очень долго, а отслужившие перерабатываются в небольшом количестве, и так же не может не сказаться на окружающей среде, она так же загрязняется. И какая же это чистая энергия?!

А как же дела обстоят с нефтедобычей? Почему нам еще полстолетия назад говорили, что нефти хватит еще максимум на 40-50 лет, а по прошествии стольких лет, ее добычу даже приходится искусственно сокращать, дабы не обвалить и так невысокие цены на нефть. Все дело в том, что последние десятилетия стали доступны, а главное!, стали дешевы такие технологии нефтедобычи как горизонтальное бурение и гидроразрыв пласта. И если раньше удавалось извлечь из пласта при использовании традиционных технологий максимум 30% от залежей, то с использованием вышеуказанных технологий нефтеотдача увеличилась как минимум вдвое, а то и более.

Также существует абиогенная гипотеза происхождения нефти. Это гипотеза неорганического происхождения нефти базируется на том, что углеводороды образуются в мантийных очагах вследствие неорганического синтеза на сверхбольших глубинах в условиях колоссальных давлений и высоких температур из неорганического углерода и водорода. Гипотеза частично объясняет почему до сих пор добывают нефть на Бакинских месторождениях, где сроки ее добычи уже превышают 100 лет, да и добыча на таких же «старых» месторождениях в Саратовской области или Татарии до сих пор продолжается. Да и сам Самотлор, несмотря на провалы 90-х годов, связанные с неправильной эксплуатацией месторождения, выдает стабильно 25-30 млн. тонн нефти в год. Нефть же на Самотлоре качают более 50 лет и при текущих объемах добычи ее хватит еще на 30-40 лет.

Общий же объем добычи нефти в России даже превысил советские уровни и в 2019 году составил 568 млн. тонн нефти. Конечно, в связи с подписанной сделкой ОПЕК+ Россия вынуждена была сократить добычу нефти, но сделала это вынужденно. На самом деле каких-либо предпосылок для сокращения добычи пока нет. В строй же вводятся новые месторождения, такие как Ванкор, проекты Сахалин 1-3, а в ближайшее время приступят еще и к проекту Восток-Ойл.

Также не забываем об арктических запасах. Но их будет выгодно осваивать только в том случае, когда нефть будет стоить более 100 долларов за бочку. При таких низких ценах на нефть как сейчас разработка арктических запасов не представляется целесообразной, особенно в условиях, когда приходится сокращать добычу на традиционных месторождениях.

Запасов нефти в среднем в России осталось еще на чуть более 20 лет добычи, и в последние годы они не только не растут, но даже падают. Но если взять в расчет трудноизвлекаемую нефть, то запасы составят уже 40 лет. А с развитием технологий, и немаловажное – ростом цены на нефть, трудноизвлекаемую нефть тоже начнут добывать. В любом случае, нефти еще много, а также много неисследованных мест, где эта нефть может быть. Конечно, таких месторождений, как Самотлор, возможно больше и не откроют, но масса других, более мелких еще ждет своего часа. Другой вопрос, что последнее время открывают все больше мелких месторождений. К тому же эти новые месторождения находятся далеко от инфраструктуры: дорог, электростанций, поэтому рентабельность их разработки, особенно при текущих ценах, может быть отрицательной. Но рост цены на новом сырьевом цикле может сделать их разработку рентабельной.

Почему же нефть будет расти в средне-долгосрочной перспективе. Да потому, что большинство нефтяных компаний снижают расходы на ее разведку, в 2021 году, например, эти расходы будут сокращены на треть. В той же ВР количество людей, занятых в геологоразведке, сократят на 700 человек и оставят всего 200. А известная ExxonMobil 1 декабря 2020 г. распространила заявление об изменениях в планах своего развития на ближайшие пять лет. В первую очередь изменения коснутся капиталовложений в разведку новых месторождений и увеличение объемов добычи нефти и газа. Так, в 2021 г. компания потратит на эти цели $16-19 млрд (минимальная сумма за последние 15 лет), а в 2022-2025 гг. – $20-25 млрд в год. Ранее ExxonMobil планировала выделять на капитальные затраты около $30 млрд в год. Таким образом, уже в ближайшее время мир может столкнуться с дефицитом предложения нефти ввиду естественного сокращения запасов и отсутствия капвложений в разработку новых месторождений. Ну вот тогда-то и начнется новый сырьевой цикл с долгосрочным ростом цены на нефть. Поэтому покупаем нефтянку и ждем, даже если она упадет на возможной просадке, то в среднесрок покажет рост и причем в несколько раз.

Главной же проблемой нашей страны является то, что мы продаем свои невосполняемые ресурсы за резаную бумагу и нам без разницы эмитирует ее китайский ЦБ или ФРС. Причем наша страна продает в основном сырую нефть, которую перерабатывают уже другие страны и получают на этом дополнительную выгоду для себя. За последние десятилетия Россия провела модернизацию своих нефтеперерабатывающих заводов, также увеличив их мощность. В любом случае, наша страна обеспечивает себя моторным топливом сама и даже часть продает на экспорт. Но с учетом все-таки не самых больших запасов России следовало бы начать сокращать объемы добычи нефти, а самой же заниматься развитием других отраслей экономики, особенно тех, где у нас еще сохранились компетенции и где можно увеличить объемы производства, масштабировав их. И может даже хорошо для государства, что цена на нефть упала и валютная выручка сокращается, заставляя ЦБ девальвировать рубль и делая импорт все менее выгодным, тем самым делая развитие национальных производств более рентабельным.


Больше информации по рынку в моем Telegram канале https://teleg.run/paul1306

Просмотров: 97

Недавние посты

Смотреть все
Подпишитесь на рассылку

© 2021 «Paul1306». Сайт создан на Wix.com

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon